Болезнь боткина кто открыл

Сергей Петрович Боткин — биография



Смотря на труды нашей молодежи, на их самопожертвование, на их честное отношение к делу, я не раз сказал себе, что не бесплодно терял свои силы в различных испытания, которые устраивала мне судьба

Оглавление:

Сергей Петрович Боткин (Sergei Botkin) — российский [en] терапевт, один из основоположников клиники внутренних болезней как научной дисциплины в России, основатель крупнейшей школы русских клиницистов, выдающийся врач [en] . Брат В. П. и М. П. Боткиных. Знак зодиака — Дева.

В Сергей Петрович организовал клинико-экспериментальную лабораторию, где проведены первые в России исследования по клинической фармакологии и экспериментальной терапии. Высказал предположение об инфекционной природе катаральной желтухи (гепатита).

Сергей Боткин родился 17 сентября (5 сентября по старому стилю) 1832 года в Москве. Отец и дед его — известные чайные торговцы. Первоначальное образование получал в пансионе Эннеса. Благодаря влиянию людей, принадлежащих к известному кружку Станкевича, Сергей решился поступить в московский университет, но тут оказалось препятствие — прием на все факультеты в конце 40-х гг. был крайне ограничен; неограниченный прием оказался на одном медицинском факультете и Боткин, против воли, должен был туда поступить в 1850 году.

В 1855 г., в самый разгар Севастопольской кампании, Сергей Боткин окончил курс и немедленно был послан на счет великой княгини Елены Павловны на театр военных действий, где работал в Бахчисарайском лазарете великой княгини, под руководством Николая Ивановича Пирогова. По окончании войны, заслужив весьма лестный отзыв от Пирогова, Боткин отправился за границу для усовершенствования. Он работал за границей во всех лучших клиниках и лабораториях: в Париже — у Клод-Бернара, в Берлине в клиниках у знаменитого проф. Траубе, в патологоанатомическом институте Вирхова и в лаборатории Hoppe-Seyler'a.



Вернувшись, Сергей Боткин был приглашен президентом медико-хирургической академии, Дубовицким, в качестве адъюнкта к проф. Шипулинскому. В следующем году Боткин заместил проф. Шипулинского, будучи назначен ординарным профессором терапевтической клиники баронета Вилье. Как ученый, Сергей Петрович приобрел себе почетное и выдающееся имя в литературе, не только русской, но и заграничной. Ему выпало редкое счастье выступить на поприще общественной деятельности в один из лучших моментов исторической жизни России, после Крымской кампании, когда все сферы общественной жизни были охвачены лихорадочною деятельностью, когда новые веяния внесли стремление к переустройству всего общественного и государственного быта.

Тоже веяние, тоже обновление коснулось тогда и медико-хирургической академии. Сергей Боткин первый создал клинику на европейских началах. Он ввел в нее новейшие методы исследования, так называемый клинически разбор больных. Кроме клиники, Боткин считал весьма важным для успехов преподавания посмертное подтверждение диагнозов, с этой целью ни один случай не проходил без вскрытия и слушатели имели возможность убеждаться, насколько патологоанатомические изменения соответствовали прижизненному распознаванию. В то же время в лаборатории клиники, под руководством Сергея Боткина работала всегда масса молодых людей по различным вопросам научной и практической медицины.

С. Боткин создал целую школу учеников, из которых более 20 человек занимали и занимают по настоящее время кафедры по частной патологии и терапии в различных университетах России. Из них многие приобрели известность, как напр. покойный проф. Кошлаков, проф. В. А. Манассеин, Полотебнов, Стольников и многие другие.

В начале 60-х годов Сергей Боткин был назначен совещательным членом медицинского совета министерства внутренних дел и военно-медицинского ученого комитета, с 1873 г. почетным лейб-медиком. Тогда же он был избран председателем общества русских врачей в С.-Петербурге. Чрезвычайно плодотворна была его деятельность в общественных учреждениях, в качестве гласного городской думы. Со времени перехода больниц в ведение города, Боткин постоянно работал во вновь учрежденных санитарной и больничной комиссиях. По его инициативе и указаниям, город энергично взялся за улучшение содержания больниц, и приступил к устройству новых — общины св. Георгия и Александровской барачной больницы. Кроме того, им же было обращено внимание на недостаточность врачебной помощи среди неимущего класса столичного населения; городская дума, по его предложению, устроила институт думских врачей, так успешно функционирующий и по настоящее время: по его же инициативе было преступлено к разработке данных о призреваемых городскими богадельнями.

Исследование это было предпринято частью с практическою целью определения числа лиц, составляющих население богаделен, нуждающихся во врачебной помощи, частью с научной — собрания материала для изучения недостаточно разработанного вопроса о старости. Исследование это, сделанное д-ром А. А. Кадьяном, вышло уже после смерти С. П. Боткина («Население С. Петербургских градских богаделен» А. А. Кадьяна).



В 1886 г. Сергей Боткин был назначен председателем комиссии по вопросу об оздоровлении России. Комиссия эта собрала драгоценный материал по вопросу о санитарном состоянии нашего обширного отечества, но к сожалению работа комиссии, за смертью председателя, временно прекращена. Сергей Петрович весьма сочувственно относился и к вопросу о женских врачебных курсах; хотя он на них лично не преподавал, но принимал близко к сердцу судьбу преждевременно окончивших свое существовало курсов и энергично хлопотал об учреждении их вновь при одной из городских больниц.

В пользу женских врачебных курсов Сергея Боткина оставил капитал покойного Кондратьева, передавшего Боткину 20 тысяч рублей для какой-либо благотворительной цели. С. П. Боткин скончался 12 декабря 1889 года в Ментоне от болезни печени, осложнившейся болезнью сердца. Все сословия и учреждения, среди которых работал знаменитый клиницист, постарались увековечить память о почившем. Так, городская дума назвала Александровскую барачную больницу именем Боткина, выставила его портрет во всех городских больницах и богадельнях, и учреждает несколько начальных школ его имени.

Общество русских врачей открыло подписку для устройства «Боткинского дома призрения для неимущих врачей, их вдов и сирот». Кроме того, учрежден капитал имени Боткина на премию за лучшие сочинения по терапии. «Еженедельная клиническая газета», издававшаяся знаменитым клиницистом, превращена в «Больничную газету Боткина». Кроме того, обществом русских врачей образован фонд для выдачи премии в память 25-тилетного юбилея Боткина и многими бывшими пациентками собран капитал на стипендию имени Сергея Петровича в одном из женских учебных заведений.

Сергей Петрович Боткин состоял членом венской академии наук, многих заграничных ученых обществ, членом-корреспондентом общества внутренней медицины в Берлине и почетным членом почти всех университетов и ученых обществ России.

Печатные труды Сергея Боткина

«Застой, образовавшийся в кровеносных сосудах брыжжейки лягушки, от действия средних солей» («Военно-медиц. журн.» 1853);



«Количественное определение белка и сахара в моче посредством поляризационного аппарата» («Московск. медиц. газ.», 1858, №13);

тоже «Определение молочного сахара» («Моск. мед. газ.», 1882, №19);

«О всасывании жира в кишках»(«Воен. мед. жур.», 1860);

«О физиологическом действии сернокислого атропина» («Мед. Вестн.», 1861 г., №29);

«Ueber die Wirkung der Salze auf die circulirenden rothen Blutkorperchen»(«Архив Вирхова», XV, 173, 1858);



«Zur Frage von dem Stofwechsel der Fette in thierischen Organismen» («Архив Вирхова», XV, 380);

«Untersuchungen uber die Diffusion organischer Stoffe:

1) Diffusionsverhaltnisse der rothen Blutkorperchen ausserhalb des Organismus» («Архив Вирхова», XX, 26);

2) «Ueber die Eigenthumlichkeiten des Gallenpigment hinsichtlich der Diffusion» («Архив Вирхова», XX, 37) и

3) «Zur Frage des endosmotischen Verhalten des Eiweis» (там же, XX, 39);

«Случай тромбоза воротной вены» («Мед. вестн.», 1863 г. 37 и 38);



«Предварительное сообщение об эпидемии возвратной горячки в Петербурге» («Мед. Вест.», 1864, №46);

«К этиологии возвратной горячки в Петербурге» («Мед. В.», 1865, №1);

«Курс клиники внутренних болезней» (вып. 1 — 1867 г.; вып. 2-й — 1868 г. и вып. 3-й — 1875 г.);

«Предварительное сообщение по поводу эпидемии холеры» (приложение к №3 «Эпидемиологич. листка» за 1871 г.);

«Архив клиники внутренних болезней» (7 том. с 1869 по 1881 г.);

«Клинические лекции», 3 выпуска; с 1881 г. издавалась под его редакцией «Еженедельная клиническая газета».

Источник: http://to-name.ru/biography/sergej-botkin.htm

Болезнь Боткина. Профилактика вирусного гепатита

Заболевания печени известны столько времени, сколько существует медицина. В древних источниках, средневековых книгах описывалось желтушное окрашивание кожи человека. С разлитием желчи связывали появление различных инфекционных, нервных и даже психических болезней.

Существовали разные теории возникновения желтух, соответствующие уровню медицинской науки. Эти теории были достоянием не только специалистов, но и просвещенных людей своего времени, проникали в художественную литературу. В «Илиаде» гнев Ахилла объясняется тем, что «желчь овладела его душой». В трагедии Софокла «Эдип-царь», «горе терзает печень» Эдипа…

В XIX веке большое распространение получила теория Вирхова. Он считал, что при воспалении желудка или кишечника процесс распространялся на желчные протоки и ходы печени, которые механически закупоривались воспалительной слизистой пробкой. Вследствие этого желчь не могла свободно поступать в кишечник, застаивалась, всасывалась в кровь. Эта теория просуществовала недолго и вскоре была опровергнута.

В своей лекции, прочитанной студентам-медикам в 1886 году, Сергей Петрович Боткин впервые высказал мысль, что при остром желтушном поражении печени развивается не механическая закупорка желчных ходов, как это считал Вирхов, а воспаление печени. На основе своего богатого клинического опыта С. П. Боткин совершенно точно решил сложный вопрос возникновения и развития болезненного процесса. Решил так, как решает это современная наука. Уже тогда мечтал он открыть и возбудителя этого инфекционного заболевания. Но лаборатории не располагали необходимым оборудованием для того, чтобы обнаружить, как оказалось в дальнейшем, очень маленького микроба.


Прошло около полувека, прежде чем удалось подтвердить правильность предположения талантливого русского клинициста. Ученые нашли возбудителя инфекционной желтухи, а вызываемое им заболевание в память о том, кто первым открыл его, назвали болезнью Боткина.

Болезнь Боткина вызывается вирусами, величина которых исчисляется в тысячных долях микрона. У здорового человека печеночные клетки располагаются рядами, образуя так называемые балки, между которыми проходят кровеносные капилляры.

При эпидемическом гепатите (болезнь Боткина) клетки набухают, границы их становятся нечеткими, ядра местами разрушены, 100—180 миллимикронов. А увидеть их можно только в специальных электронных микроскопах с увеличением в десятки тысяч раз.

Вирус инфекционной желтухи устойчив: при температуре 60 градусов тепла он сохраняется несколько часов, а при нуле градусов — жизнеспособен в течение многих месяцев. И если заболевшего болезнью Боткина своевременно не положить в больницу, а помещение тщательно не дезинфицировать, окружающие могут заразиться.

Болезнь Боткина — довольно распространенное заболевание.

Она встречается сейчас во всех странах мира. Заболевание возможно в течение всего года, но чаще всего болеют осенью и зимой, несколько реже — весной. Инфекционной желтухой заражаются люди самых различных возрастов, но более восприимчивы дети.



Печень справедливо считается главной химической лабораторией организма. Она выполняет весьма многообразные и важные для человека функции, которые условно можно разделить на внешние и внутренние. Внешние функции характеризуются тем, что в печени образуется и выделяется в кишечник желчь, необходимая для пищеварения и в первую очередь для расщепления и усвоения жиров. Столь же важны внутренние функции: печень участвует в обмене веществ. В ней откладываются запасы сахаристого вещества — гликогена. Кровь, идущая от кишечника, селезенки и всей нижней половины тела, проходит через печень. Здесь задерживаются бактерии и мельчайшие инородные частицы, обезвреживаются вредные вещества обмена жиров, белков, углеводов и другие.

Но если в печени происходит воспалительный процесс, сторожевая служба нарушена и страдает весь организм.

Инфекционная желтуха, эпидемический гепатит или болезнь Боткина — вот далеко не все названия одного и того же заболевания, вызываемого вирусом.

Откуда же столько различных названий?

Инфекционной желтухой эта болезнь названа потому, что кожа, слизистые оболочки и склеры глаз человека приобретают желтушную окраску. Гепатит означает, что развивается воспаление печени, процесс охватывает весь орган и поражает печеночные клетки — паренхиму печени. Эпидемическим гепатит назван потому, что способен вызывать эпидемии, особенно часто возникающие в военное время в связи с неблагоприятными условиями быта и питания.



Если вам приходилось видеть больного с желтушным окрашиванием кожи, вы легко могли предположить, что у него заболевание печени. Но часто желтушное окрашивание кожи является следствием механической закупорки или сдавления желчных путей при желчнокаменной болезни, опухолях в брюшной полости и очень редко при закупорке желчного протока глистами. В этих случаях больной не опасен для окружающих.

Как же развивается желтуха?

В организме человека все время происходит разрушение старых и появление новых красных кровяных телец (эритроцитов). Из разрушающихся эритроцитов образуется красящее вещество — желчный пигмент. Желчные пигменты выделяются печенью в желчные капилляры и вместе с образующейся здесь желчью поступают в кишечник. Если выделение желчи из печени нарушено, то пигменты накапливаются в крови, окрашивают кожу и слизистые оболочки — наступает желтуха.

Как известно, желтухи бывают от разных причин и представляют лишь один из признаков ряда заболеваний. Но если желтуха появилась, всегда следует помнить о возможности заражения инфекционным гепатитом и принимать необходимые меры предосторожности.

Хранитель вируса — больной человек, и заболевание может передаваться только от человека к человеку. Животные, грызуны, насекомые болезнью Боткина не заражаются, однако они могут механически переносить ее.



Вирус инфекционного гепатита выделяется больным со слюной, слизью, испражнениями, мочой и кровью. Поэтому и заразиться можно по-разному: через предметы, окружающие больного, и прежде всего через плохо вымытую посуду, через грязные руки. Вирус может попасть в открытую банку с молоком, на воду и другие продукты, поэтому и возникают различные эпидемии — водные, пищевые, бытовые.

В одном из городов Шотландии в 1943 году болезнью Боткина заболело 149 детей, обучавшихся в трех разных школах. Когда врачи стали искать причину инфекции, то обнаружилось, что заболели только те дети, которые пили молоко, поступавшее во все эти школы с одной фермы. Очевидно, на ферме работал больной.

Больной заразителен для окружающих до появления желтухи, при полном ее расцвете и во время возможных обострений. Ограждение здоровых от контакта усложняется тем, что до появления желтухи не всегда ясно, чем человек болен. Инкубационный, скрытый, не имеющий явных проявлений период продолжается от 3 до 5 недель. Начальные признаки не очень характерны: может повыситься температура, человек слабеет, интерес его к окружающему падает, он апатичен и в то же время легко раздражителен, его одолевает сонливость (и лишь изредка беспокоит мучительная бессонница). Есть не хочется, появляется тошнота, рвота. Развиваются запоры или поносы. Иногда у больного находят острые катары верхних дыхательных путей.

Человек думает, что у него переутомление, какие-то погрешности в диете, грипп, который скоро сам по себе пройдет, и не обращается в поликлинику. Некоторые больные продолжают ходить на службу, лечатся домашними средствами. Однако состояние не улучшается, а через несколько дней могут появиться боли в области печени — в правом подреберье, темная, цвета пива моча и обесцвеченный кал.

Желтуху сразу не заметишь: вначале она ярче выражена на коже, прикрытой одеждой, и склерах глаз и плохо заметна при вечернем освещении. Конечно, врач мог бы ее обнаружить и в этот период, но больной не всегда к нему своевременно приходит. А некоторые тут же сами принимают свои меры: спешат погреться, попариться в баньке, обильнее закусить. А между тем все это совершенно недопустимо при заболевании инфекционной желтухой и может привести к бурному развитию, тяжелому течению и серьезным осложнениям. Надо знать, что болезнь Боткина приводит к изменению кишечника, желудка — всех органов. Изредка болезнь Боткина может принять хроническое течение, количество печеночных клеток уменьшается, разрастается соединительная ткань — развивается цирроз.



Если человек вовремя обратился к врачу, то болезнь легче лечить. Затяжное и хроническое течение чаще бывает у людей, несерьезно относящихся к заболеванию, переносивших его на ногах. Тяжелее протекает болезнь у беременных женщин, у людей ослабленных и злоупотребляющих спиртными напитками.

Особенно вредно в ранний период заболевания нарушение покоя, физическая работа. Она повышает расход откладывающегося в печени гликогена, а самое главное — снижает ее сопротивляемость.

Желтуха продолжается 2—4 недели. Больному дают пищу, богатую углеводами (сахар, фрукты, овощи), полноценные белки (творог, кефир, простоквашу, нежирное мясо и рыбу, белковый омлет, овсянку). Количество жира надо сократить. Ведь из-за нарушения функции печени в кишечник поступает мало желчи, участвующей в расщеплении жиров. Поэтому и разрешается больному лишь 20—30 граммов легко усвояемого сливочного масла и сливки.

Соль в пище несколько ограничивается. Очень полезны назначаемые врачом витамины С, B1 и B12.

Пить надо много — от 2 до 3 литров в день, и чтобы больной с охотой это делал, обычно жидкости разнообразят; рекомендуют компоты, фруктовые напитки, сладкий чай, минеральные воды (боржом, славянская, ессентуки).



Постельный режим, соблюдение диеты, точное выполнение советов врача приводят к выздоровлению.

Чтобы избежать осложнений и возврата болезни, первые 2—3 месяца после выздоровления человек должен правильно питаться, исключив из рациона острые консервы, копчености, алкоголь и жирную пищу, не переедать. Осторожно надо начинать физический труд; занятия спортом можно рекомендовать через 2—3 месяца после заболевания, посоветовавшись предварительно с врачом.

Первое время после болезни человеку особенно надо остерегаться контакта с больными ангиной и катарами верхних дыхательных путей, не допускать охлаждений.

Предупреждение и борьба с болезнью Боткина проводятся так же, как и с кишечными инфекциями: дезинфицируется, обеззараживается жилище заболевшего, устанавливается наблюдение за людьми, имевшими контакт с больным. Особенно важны эти меры предосторожности для работников общественного питания и детских учреждений.

Чистота — враг болезни, и самые простые правила личной и общественной гигиены препятствуют ее распространению: уборка мест общего пользования, борьба с мухами, чистота рук и белья. Овощи и фрукты обязательно следует мыть перед едой.



Инфекционная желтуха, как и некоторые другие заболевания, передается и через кровь больного. Поэтому так часто обследуются доноры, так тщательно кипятят в поликлиниках и больницах иглы и шприцы для внутривенных вливаний.

Современная наука вооружила врача разнообразными средствами предупреждения и лечения болезни Боткина. Применение гамма-глобулина, печеночных препаратов, липотропных веществ, глюкозы, витаминов облегчает заболевание, уменьшает опасность его распространения.

Источник: http://vinterese.ru/bolezn-botkina-profilaktika-virusnogo-gepatita/

Болезнь боткина кто открыл

История гепатитов уходит глубоко в древность. Учение о вирусных гепатитах, зародившееся более 100 лет назад, развивалось в постоянной борьбе взглядов на причину и природу болезни. О существовании желтух и их массовом распространении было хорошо известно в древности и в средние века. Еще в V в. до н. э. Гиппократ писал о заразной форме желтухи. В середине первого тысячелетия нашей эры в письме папы римского Захарии рекомендовалось изолировать больных желтухой. В XVII—XIX вв. во время войн эпидемии желтух наблюдались во многих странах Европы и Америки. Они охватывали большие контингента войск и сопровождались высокой летальностью.

Желтуху в то время называли «солдатской» болезнью, или «военной» желтухой. Эпидемический характер желтухи был подмечен уже в то время, однако недостаточный уровень знаний не позволил даже приблизиться к расшифровке природы этого заболевания. Первые представления о природе и патогенезе эпидемических желтух возникли в XIX в. и, развиваясь на протяжении столетия, сложились в цельную научную теорию в конце 30-х гг. XX в., когда было установлено, что эпидемические желтухи представляют собой самостоятельную инфекционную болезнь, в центре патологии которой находится воспаление печени — острый гепатит. В XIX в. существовало три теории патогенеза эпидемических желтух — гуморальная, холедохогенная и гепатогенная. Согласно одной теории (гуморальной, или дискразической), убежденным сторонником которой был известный австрийский патологоанатом Rokitansky (1846), желтухе приписывались гематогенное происхождение и связь с дискразией. Как и в патологии вообще, так и применительно к желтухе этот термин имел неопределенное значение: в него вкладывали разное содержание, чаще понимая под ним повышенный распад крови.



Согласно второй теории, желтухе приписывалось холедохогенное механическое происхождение — связь с воспалением желчных путей, их отеком, закупоркой, затрудняющими отток желчи. Впервые эту, до сего времени не лишенную интереса точку зрения высказал французский клиницист Broussai s (1829), связывавший появление желтухи с распространением воспалительного процесса с двенадцатиперстной кишки на желчные пути. Основным апологетом этой теории был крупнейший немецкий патологоанатом Virchow, который в 1849 г., отвергнув гематогенную, дискразическую концепцию, создал представление о механической природе желтухи — он связал ее с катаром общего желчного протока.

Virchow основывал свои представления на патологоанатомических находках (отек дистальной части общего желчного протока, его обтурация слизистой пробкой, расширение проксимальной части протока), хотя известно, что основой выдвинутой им теории послужило одно-единственное наблюдение, никем не подтвержденное в последующем. Однако авторитет Virchow был настолько велик, что потребовалось более 50 лет, прежде чем удалось опровергнуть этот ошибочный взгляд. ХотяVirchow не располагал никакими доказательствами правильности своей концепции, он счел возможным распространить ее на желтуху при сепсисе, пневмонии и даже отравлении гепатотропными ядами. Возникает вопрос, как мог Virchow впасть в заблуждение и находиться в плену столь шаткой и не подкрепленной фактами теории.

Отвечая на этот вопрос, Jl. А. Мясников (1956) предположил, что самому автору и его последователям импонировали подкупающая простота объяснения механизма желтухи и аналогия с заведомо механическими желтухами, наступающими при закупорке общего желчного протока камнем. Представления Virchow о механической природе желтухи, которую он назвал катаральной (название болезни, надолго утвердившееся в литературе), поддержали английские клиницисты (например, Graves, 1864), полагавшие, что в основе катаральной желтухи лежит гастродуоденит, а также немецкие клиницисты, и в частности Leyden (1866), считавший, что воспаление слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки распространяется на желчные пути.

Болезнь Боткина

Наконец, сторонники третьей теории патогенеза эпидемических желтух полагали, что причиной заболевания является поражение печени — гепатит. Так, в 1839 г. англичанин Stokes высказал мысль, что болезнь связана с желудочно-кишечным катаром, причем печень симпатическим путем вовлекается в патологический процесс. Мысли о печеночной природе желтухи можно найти в трудах К. К. Зейдлица, H. Е. Флорентинского, А. И. Игнатовского, H. H. Кирикова и других русских клиницистов (см. Тареев Е. M., 1956). Однако первым в мировой науке, противопоставившим взглядам Virchow научно обоснованную концепцию, объединившую в себе верный взгляд на природу желтухи и на этиологию болезни, был выдающийся русский клиницист С. П. Боткин. В своей классической лекции в 1888 г. он сформулировал принципиально новые положения, охватывающие почти все стороны учения о вирусном гепатите.

Он утверждал, что при катаральной желтухе в центре ставили под сомнение нозологическую самостоятельность болезни. Вирусная природа болезни Боткина была открыта случайно в результате клинико-эпидемиологических наблюдений. Первые исследования такого типа проведены Findlay, McCallum (1937) в США и П. С. Сергиевым, Ε. М. Тареевым, A. А. Гонтаевой с соавт. (1940) в СССР. Авторами была прослежена эпидемия «вирусной желтухи» или, вернее, сывороточного гепатита, развившегося у лиц, иммунизированных против желтой лихорадки в США и лихорадки паппатачи в СССР вакциной, для изготовления которой была использована сыворотка крови человека. Вирусная природа заболевания была впервые доказана при инфицировании людей безмикробными фильтратами сыворотки крови донора — источника инфекции. С этого времени начинается этап широкого экспериментального изучения этиологии вирусного гепатита, хотя и не приведший к открытию возбудителя заболевания, но значительно обогативший представление о его основных биологических свойствах. Исследование материала от больных вирусным гепатитом на содержание в нем вируса проводилось на 4 объектах: крупных эмбрионах, культурах ткани, животных и людях (добровольцах).



Эксперименты по выращиванию инфекционного агента от больных вирусным гепатитом на хорионаллантоисной оболочке куриного эмбриона были впервые осуществлены Siede, Meding в 1941 г. Широкие исследования по выделению вируса болезни Боткина на куриных эмбрионах были проведены советскими исследователями в 1946—1948 гг. B. М. Жданов, А. А. Смородинцев, И. И. Терских и другие многократно получали культуры вируса в четырех и более пассажах. В дальнейшем С. Я. Гайдамович, А. К. Шубладзе и B. А. Ананьеву (1956) удавалось пассировать вирус на куриных эмбрионах до 10—20 раз. Одними из первых исследователей, применивших культуру ткани эмбрионов птиц и взвесь клеток печени кроликов для выращивания материала, полученного от больных вирусным гепатитом, были Henle с соавт. (1950). Фундаментальные исследования по этому вопросу были проведены А. К. Шубладзе, B. А. Ананьевым (1964), получившими несколько десятков выделенных из фекалий и крови больных штаммов вирусов — «кандидатов» на роль возбудителя болезни Боткина.

Широко использовавшиеся в последующие годы советскими исследователями методы культур органов (Жданов B. М. с соавт., 1968; Ицелис Ф. Г. с соавт., 1968; Тимошенко Ж. П. с соавт., 1973) и культуры лейкоцитов человека (Шубладзе А. К., Баринский И. Ф., 1969) расширили возможности вирусологических и патогенетических исследований при болезни Боткина. Как и при других вирусных инфекциях, при болезни Боткина предпринимались многочисленные попытки воспроизведения инфекционного процесса заражением различных животных (см. Siede, 1958), а также людей-добровольцев. Было доказано, что материал, применяющийся для инокуляции, сохраняет заразность после ультрафильтрации, что подтверждало вирусную природу возбудителя.

Наиболее интересными представлялись опыты по пероральному заражению добровольцев взвесью кала больных вирусным гепатитом (Neefe, Stokes, 1945). В связи с тем что при болезни Боткина особенно часто выделяются аденовирусы, остро обсуждался вопрос о возможном значении их в качестве возбудителя указанной инфекции. Hennenberg (1967) обращал внимание на то, что аденовирусы вызывают в печени ряд патологических изменений, весьма сходных с теми, которые возникают при вирусном гепатите.

Гепатит В

Современный этап изучения этиологии вирусного гепатита связан с открытием и исследованием свойств т. н. австралийского антигена. В 1967 г. Blumberg с соавт. обнаружили в крови больных с синдромом Дауна, лейкемией и гепатитом особый антиген, найденный до того у туземцев Австралии и названный в связи с этим «австралийским». Через 6 лет Prince доказал связь «австралийского» антигена с сывороточным гепатитом, еще через 2 года Dane с соавт. описали полную вирусную частицу, получившую название «частицы Дейна». В 1970 г. были идентифицированы три антигенные системы s, с (Almeida, 1971) и е (Magnius, Esmark, 1972) вируса, что решило в принципе проблему специфической диагностики, а в последующем способствовало решению проблемы профилактики вирусного гепатита B.

Много позже удалось доказать, что обнаруженный в крови антиген е — это трансформированный (усеченный) антиген с; оба они кодируются одним участком ДНК и имеют одинаковую последовательность аминокислот в пептидной цепи, отличаясь лишь их числом. Уже в 1985 г. Feitelson обнаружил еще один антиген — х, принадлежность которого к вирусу гепатита В (HBV) можно считать установленной. Из других факторов, имеющих существенное значение для понимания патогенетических аспектов проблемы вирусного гепатита В, имеет значение обнаружение Imagi и Menson в 1979 г. полиальбуминовых рецепторов на HBV. Их открытие имеет двоякое значение: во-первых, в разработке еще одного теста активной репликации вируса, которую маркирует полиальбуминсвязывающая активность сыворотки крови, и, во-вторых, оно способствовало если не разгадке, то лучшему пониманию гепатотропизма HBV.



Восьмидесятые годы ознаменовались описанием трех аналогов HBV — возбудителей вирусных гепатитов животных (пекинских уток, канадских сурков и земляных белок) — и возникшим в связи с этим предложением Robinson с соавт. (1982) отнести эти возбудители к особой группе гепадна (печеночные ДНК-) вирусов. К 1986 г. большинство авторов склонялись к тому, что вирусы этой группы по своему строению и биологическим свойствам близки к ретровирусам, что проливает свет на их способность интегрировать в геном гепатоцита и вызывать злокачественное перерождение клетки. Среди особенностей строения гепаднавирусов следует указать на обнаруженную в структуре их ДНКполимеразу и обратную транскриптазу (Hirschman, 1971).

Гепатит А

Открытие вируса гепатита A (HAV) связано с работами Feinstone с соавт. (1973), идентифицировавших HAV методом электронной микроскопии, и Pursel l с соавт. (1973), впервые получивших очищенный препарат антигена вируса гепатита А. Большой вклад в изучение этиологии вирусных гепатитов внес М. С. Балаян, описавший вирус A1 , оказавшийся этиологическим агентом вирусного гепатита с фекально-оральным механизмом передачи. До сих пор не ясно, стоит ли он близко к HAV или является одним из возбудителей не идентифицированных до сих пор этиологических форм, каковыми являются гепатиты не Aне B. Новой страницей в учении о вирусных гепатитах явилось открытие Rizzetto в 1977 г. возбудителя новой формы вирусного гепатита — т. н. D-агента, или вируса D (HDV). Последний оказался вирусом-сателлитом, спутником HBV.

Как выяснилось впоследствии, этот вирус обладает некрозогенным свойством, и инфицирование им отягощает и затягивает течение вирусного гепатита B. Значимой вехой в изучении патогенеза вирусных гепатитов является толкование механизма развития патологического процесса с позиции вирусно-иммуногенетических отношений. Вирусно-иммуногенетическая теория патогенеза вирусного гепатита В была выдвинута в начале 70-х гг. советскими и зарубежными авторами (Dudley с соавт., 1972; Блюгер А. Ф., Векслер X. M., 1973). Важным доводом в ее пользу была показанная зависимость течения вирусного гепатита от Т-лимфоцитов. Важное значение для подтверждения этой теории имело полученное в ЛГЦ доказательство отсутствия цитолитических свойств у HBV в органокультуре печени человека (1973).

В развитии этой теории имели значение и данные Blumberg (1969) о генетической сцепленности частоты инфицированности различных групп населения HBV. Принципиальное значение для формирования новых представлений о патогенезе вирусного гепатита В имела выдвинутая в 1975 г. B. М. Ждановым, а годом позже Hirscham идея об интегративном характере инфекции. Впоследствии эти представления получили подтверждение, и патогенез стали понимать как фазовый, стадийный процесс, при котором могут последовательно развиваться или сосуществовать репликативные, интегративные и смешанные стадии инфекции (Hoofnagle, 1983).

Эти представления сыграли большую роль в правильном понимании природы хронического «носительства», которое сейчас справедливо квалифицируют как латентную хроническую инфекцию; для нее также характерно чередование или сочетание репликативных и интегративных процессов.



Истоки диагностики

Впоследствии эти положения получили развитие во многих частных направлениях. Например, было доказано, что HBcAg является маркером репликативной фазы инфекции. Естественно, что таким же ее маркером является и HBeAg, вирусная ДНК и ДНК-полимераза крови. Были получены любопытные данные о наличии перекрестных антигенов у полиальбуминового рецептора HBV и липопротеина печени человека, а также между HBeAg и цитоплазматическим антигеном гепатоцитов. Эти данные представили большой интерес в свете представлений о роли аутоиммунных процессов в патогенезе вирусного гепатита В, начало которым было положено Meyer и BiischenfeIde еще в 1972 г. За 10 лет из патогенетических представлений это учение переросло в большую прикладную проблему.

В ЛГЦ был получен препарат липопротеина печени человека и на его основе созданы системы для тестирования клеточного и гуморального звеньев тех аутоиммунных реакций, которые развиваются при вирусном гепатите B. В продвижении вперед всего учения о вирусных гепатитах выдающуюся роль сыграли прижизненные морфологические исследования печени. Эпизодические пункции печени производились еще в прошлом столетии. В частности, в нашей стране первую пункцию печени осуществил в 1900 г. А. А. Белоголовый, Однако начало современного этапа применения этого метода было положено в 1928 г., когда была выполнена первая прицельная биопсия печени под контролем лапароскопа (Kalk, 1928). Лишь перед войной, в конце 30-х гг., метод начал постепенно внедряться в гепатологическую практику благодаря разработке техники слепой пункционной биопсии (Roholm, Iversen, 1939). В послевоенные годы метод стал широко применяться во многих клиниках, чему способствовало создание специальных игл и их модификаций (Vim, Silverman, Menghini, Блюгер А. Ф., Синельникова М. П. и др.). С этого времени метод занял прочное место в изучении патогенеза, патоморфологии и в диагностике вирусных гепатитов. В отечественной медицине он нашел широкое применение в клиниках Ε. М. Тареева, Χ. X. Мансурова, Е. С. Кетиладзе, А. С. Логинова.

Широко взят на вооружение этот метод и в ЛГЦ. В результате прижизненных морфологических исследований были пересмотрены традиционные взгляды на основной тип патологического процесса в печени при вирусных гепатитах. Опровергнуты ошибочные представления об исчезновении из печени гликогена и жировой инфильтрации, как субстрате болезни, показано, что основной тип поражения печени при вирусных гепатитах — это различные виды белковой дистрофии, причем обязательным компонентом процесса является мезенхимально-воспалительная реакция. Эти данные послужили основой для отказа от традиционных методов лечения вирусного гепатита — инсулиноглюкозотерапии (Билибин А. Ф. и Лобан К. М.) — и разработки новых подходов к диете и режиму для больных этой инфекцией.

Морфологические методы сыграли большую роль в критике ошибочных взглядов и на природу синдрома Жильбера, одну из форм которого — постгепатитную — рассматривали как исход вирусного гепатита. Электронно-микроскопические исследования 70-х гг. и новые биохимические подходы позволили отождествить так называемую постгепатитную и наследственную формы этого синдрома и объединить их с некоторыми другими формами в единый класс болезней — наследственные пигментные гепатозы. В более или менее завершенной форме эти представления сформировались к середине 70-х гг. (Блюгер А. Ф., Крупникова Э. 3., 1975). Возможности морфологических методов были значительно расширены благодаря их сочетанию с иммунологическими. Именно с помощью методов иммуноморфологии удалось вскрыть ряд новых морфологических феноменов в печени, свойственных вирусным гепатитам. В частности, была раскрыта природа так называемых матово-стекловидных гепатоцитов, обнаруженных Hadziyanni s в 1973 г. в ткани печени хронических «носителей» HBsAg.

Было показано, что эти гепатоциты «нафаршированы» частицами HBsAg, причем в них была обнаружена гипертрофированная эндоплазматическая сеть, наконец в них был найден а-фетопротеин, что подтвердило предположение о том, что эти клетки находятся в состоянии метаплазии и таят опасность злокачественного перерождения. Иммуноморфологическим и чисто иммунологическим методами были вскрыты еще два новых феномена, относящихся к патологии вирусного гепатита. Во-первых, советские и зарубежные исследователи обнаружили инфицированность лимфоцитов, моноцитов и клеток костного мозга вирусами гепатита А и В (1983—1986 гг.), чем подтверждалась давно постулированная советскими авторами гематогенная фаза инфекции (Руднев Г. П., Безпрозванный Б. К. и др.), и, во-вторых, была доказана внепеченочная локализация вируса, в частности в клетках поджелудочной железы. Если учесть последние данные А. К. Наумовой с соавт., которые нашли нуклеотидные последовательности, гомологичные ДНК HBV в ДНК плаценты и сперматозоидов человека, то наши представления об ареале и длительности распространения HBV в организме человека существенно меняются, причем последствия этих новых представлений сегодня еще нельзя до конца предсказать.

Естественно, что широкий фронт исследований в области патологии вирусных гепатитов благотворно отразился и на изучении клинических проблем. За плечами многих советских исследователей большой опыт клинико-эпидемиологического изучения вирусных гепатитов как в части исследований механизма передачи инфекции (Громашевский Л. В., Башенин К. А., Жданов B. M., Богданов И. Л., Пакторис Ε. А.), так и широкого круга клинико-диагностических вопросов (Тареев Е. M., Мясников А. Л., Ясиновский Μ. А., Кассирский И. А., Билибин А. Ф., Руднев Г. П., Мусабаев И. К·, Нисевич H. И., Угрюмов Б. Л., Шувалова Е. П., Никифоров П. H., Кетиладзе Е. С., Фарбер H. А., Громашевская Л. Л., Учайкин B. Ф. и др.). Существенный прогресс в изучении гепатитов связан с методами молекулярной биологии и генетики и биотехнологической техники. В частности, этим методам обязаны своим рождением новые типы вакцин и иммунодиагностических препаратов.



Первые термически инактивированные вакцины против вирусного гепатита В были получены еще в 1971 г. Krugman. Этим же автором был продемонстрирован профилактический эффект специфического гамма-глобулина при вирусном гепатите B. Однако лишь с 80-х гг. техника приготовления вакцин путем очистки HBsAg, полученного из донорской крови, постепенно уступила место биотехнологическим методам их приготовления. Все более широкое применение в профилактике вирусного гепатита В находят вакцины третьего поколения. Большую роль в развитии этих методов в СССР сыграли работы B. М. Жданова и Э. Я. Грена с сотрудниками. На базе этих новых направлений родились и широко используются иммунологические методы выявления маркеров вирусных гепатитов А, В, D третьего поколения — радиоиммунный анализ и иммуноферментный анализ (Lander, Hoofnagle, Жданов B. M., Блохина И. H., Балаян М. С., Кукайне P. А., Елигулашвили P. К. и др.).

Наибольшее значение для нынешнего, а особенно для будущего этапа терапии вирусных гепатитов имеет привлечение иммунорегулирующих препаратов для лечения этих иммунологически опосредованных инфекций — интерлейкина-1, 2, интерферона и других иммунорегуляторов. Арсенал лечебных средств пополнился противовирусными препаратами, при лечении печеночноклеточной недостаточности и печеночной комы — методами гемосорбции с включением в колонку гепатоцитов свиньи (Маргулис М. С.), а в терапии опухолей печени и далеко зашедших циррозов ее вирусной природы — методами трансплантации печени.

Источник: http://www.hv-info.ru/info/statyi/pechen-diagnostika/358-gepatit-istoriya.html

Болезнь, которую открыл Боткин — Гепатит А

Понятие «вирусный гепатит» появилось в конце позапрошлого века, когда удалось установить возбудителя массового поражения печени. Затем в короткий срок медики научились распознавать еще шесть вирусов, атакующих один и тот же объект — клетки печени (гепатоциты).

Открывает список заболеваний, вызванных этими вирусами, гепатит А — воспаление печени, которое раньше называли болезнью Боткина, а до того еще проще — желтухой.



Эпидемия желтухи была описана еще Гиппократом. Но только в конце XIX века выдающийся русский терапевт и клиницист Сергей Боткин установил инфекционную природу этой болезни, за что она и получила его имя.

Гепатит А относят к «заболеваниям грязных рук», поскольку его распространение тесно связано с нарушениями гигиенических норм. Возбудитель гепатита А выделяется в окружающую среду с испражнениями больного человека или вирусоносителя. Далее инфекция может разноситься мухами, передаваться с водой, пищей, через посуду. Попав в желудочно-кишечный тракт, вирус внедряется в слизистую оболочку кишечника, затем с током крови заносится в клетки печени, где обзаводится потомством, и начинает отравлять организм отходами своей жизнедеятельности.

Нельзя сказать, что возбудитель гепатита А обладает сверхлетучестью, но домочадцам больного надо учитывать, что этот вирус передается не только через руки и посуду, но и при непосредственном контакте с больным, когда соприкасаются слизистые — например, при поцелуе в губы.

Симптомы и лечение гепатита А

Инкубационный период гепатита А длится от недели до месяца. Инфекция поначалу носит скрытый характер, напоминая обычное расстройство желудка. Ее первые симптомы — слабость, снижение аппетита (вплоть до отсутствия), горечь во рту, отрыжка, изжога. Затем симптомы нарастают — появляются тошнота, рвота, боли в животе. Иногда недомогание сопровождается кашлем и насморком, как при ОРВИ, повышается температура.

Заподозрить гепатит помогает пожелтение кожи и слизистых оболочек, а в первую очередь — склер. Происходит это потому, что билирубин (красящий пигмент) вместо того, чтобы поступать с желчью в кишечник, выбрасывается желчными клетками обратно в кровь. Не менее характерные симптомы — изменения цвета мочи (она приобретает цвет пива или крепко заваренного чая) и кала (он, наоборот, обесцвечивается и напоминает серо-белую замазку).

Точный диагноз устанавливается с помощью лабораторных биохимических анализов, ведь желтизна кожи и изменение цвета мочи появляются не только при воспалительных процессах в печени, но и при закупорке желчного или печеночного протоков камнями или при сдавливании их опухолью.

Человека, заболевшего желтухой, учитывая заразность этой инфекции, госпитализируют. К счастью, бороться с гепатитом А проще, чем с другими видами гепатитов. Прежде всего надо позаботиться о прекращении общей и кишечной интоксикации. Понадобятся препараты, улучшающие обмен в клетках печени, — фосфоглив, эссенциале, гептрал. Выбор и доза зависят от тяжести инфекции, поэтому назначать их должен врач. Антибиотики в данном случае, как и при любом вирусном заболевании, бесполезны. Применяется комплексная терапия: меры против интоксикации организма, медикаментозное подавление симптомов и диета, которая при гепатите А опирается на «правило трех Ж». Оно требует исключить из рациона все жирное, жареное и желтки. Кроме того надо избегать трудно перевариваемую пищу, пряности и копчености.

Из жиров годится лишь растительное масло: оно обладает желчегонным действием. Полезны овощные салаты, заправленные подсолнечным или оливковым маслом.

Для дезинтоксикации хороши зеленый чай и свежие соки, например, из тыквы с добавлением сельдерея, петрушки.

Грубую пищу в острый период следует заменить отварной и протертой. От бобов, гороха, фасоли, репы, редьки, чеснока, репчатого лука, щавеля, грибов лучше отказаться. Выпечка тоже нежелательна, кроме подсушенного хлеба из муки грубого помола.

Полезны гречка, яблоки, гранаты, нежирные сорта мяса, рыбы и кисломолочные продукты, щелочные минеральные воды.

Конечно, недопустимы продукты, содержащие разрушающие печень вещества, в частности алкоголь. Прием лекарств, которые создают нагрузку на печень, надо свести к минимуму.

В народной медицине принято лечить желтуху бессмертником (второе название — цмин песчаный) и зверобоем. В представлении целителей желтый цвет их соцветий указывал на предназначение этих целебных растений. У современных медиков это может вызвать улыбку, но и бессмертник, и зверобой продырявленный были признаны полезными при лечении болезней печени. Исследования в лаборатории знаменитого физиолога И.П. Павлова подтвердили, что цветы бессмертника благотворно влияют на больную печень. Позднее под названием фламин были выпущены таблетки из этого растения.

В стадии выздоровления, когда болезнь уже на спаде, полезны желчегонные средства, например, настой листьев березы повислой. Причем используются сухие листья, собранные по весне. 100 г сухих листьев заливают 1 л горячей воды, настаивают сутки и выпивают в течение дня. С той же целью применяют и соцветия пижмы, и кукурузные рыльца, заваренные как чай (1 ч. ложка на стакан воды), и плоды шиповника. Кстати, из экстракта шиповника делают препарат холосас, успешно применяемый при лечении гепатита А.

Вообще большинство растений, употребляемых при лечении желудочно-кишечного тракта, способствует и оздоровлению печени. Но надо учитывать, что в лечении гепатита А они играют хотя и важную, но только вспомогательную роль.

Иногда гепатит А протекает необычно. Его симптомы напоминают вялотекущее заболевание верхних дыхательных путей без пожелтения кожи и склер. Отличие от ОРВИ — полное отсутствие аппетита и темный цвет мочи. При сочетании затянувшейся «простуды» с этими двумя симптомами надо обследоваться на гепатит А.

Источник: http://med2c.ru/%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D0%B7%D0%BD%D1%8C-%D0%BA%D0%BE%D1%82%D0%BE%D1%80%D1%83%D1%8E-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%BB-%D0%B1%D0%BE%D1%82%D0%BA%D0%B8%D0%BD/

Из истории медицины. Жизнь замечательных врачей. Сергей Петрович Боткин

Изучить опыт пациентов и выбрать пластическую операцию или косметологическую процедуру можно на главной странице сайта

К середине XIX века русская медицина находилась в ужасающем состоянии. Историки медицины пишут, что большинство преподавателей на медицинских факультетах из года в год использовали одну и ту же информацию, игнорируя открытия в своей сфере и чураясь новаторского подхода. Порой сведения, передаваемые студентам, были из разряда средневековых, например, про печень утверждалось, что это «много раз свернутый кишечный канал», были и другие несообразности, которым учили с кафедр уважаемых учебных заведений.

В то время (и, видимо, не без оснований) считалось, что заграничные врачи лечат лучше отечественных, поэтому богатые пациенты предпочитали видеть в своих домах эскулапов прусского происхождения. Засилье немецких врачей приводило подчас к тому, что доктор не мог доходчиво объясниться со своим пациентом, в силу незнания русского языка.

Действительно, выходцы со студенческих скамей медицинского факультета часто направлялись заграницу, где врачебная мысль была более прогрессивной. Так получилось и с будущим великим терапевтом, клиницистом и физиологом, видным русским ученым Сергеем Петровичем Боткиным. Его друг, историк Т. Н. Грановский, живший в нижнем этаже его дома, отмечал необыкновенную любознательность молодого Боткина и его незаурядные способности. Вернувшись из многолетнего странствия по европейским учебным заведениям и клиникам, молодой врач начал свою деятельность с реформ в медицинском деле. В годах он основал лабораторию, которой суждено будет стать научно-исследовательским экспериментальным центром. В этой лаборатории Боткин исследовал влияние лекарственных препаратов на человеческий организм, проводил химические и физические исследования. Так в русской медицине родились экспериментальные направления в терапии, фармакологии, патологии.

Сергей, 1832 года рождения, был одним из 14-ти детей богатого купца и владельца заводов. Воспитанием детей в семье занимался старший сын, будущий известный литератор Василий Боткин. Вплоть до 15-ти лет будущего светоча русской медицины учили его старший брат и друзья, среди которых Т. Н. Грановский, В. Г. Белинский, А. И. Герцен. В доме Боткина собирался философский кружок, который во многом сформировал взгляды юноши.

Боткин хотел поступать на математический факультет, однако жизнь распорядилась иначе, и в год поступления вышел указ об отмене набора на любые факультеты, кроме медицинского. С внутренним сопротивлением, Боткин выбрал медицинский факультет. Сложись все иначе, было бы в России одним именитым математиком больше, ибо, как известно, талантливые люди талантливы во всем.

Сразу после окончания Московского университета в 1855 году Сергей Петрович Боткин отправился с отрядом Н. И. Пирогова участвовать в Крымской компании. К тому времени у берегов Евпатории уже высадились сотни вражеских кораблей, представлявших четыре европейских государства, выступавших против России – Турцию, Францию, Англию и Сардинию. Потери русской стороны исчислялись десятками тысяч, раненых был сплошной поток. Тогда Пирогов создал полевые бригады из сестер милосердия и открыл курсы обучения первой медицинской помощи, куда могли записаться все желающие. К моменту Крымской войны Пирогов уже освоил эфирный наркоз, что значительно облегчало боль раненым о время операций. Кроме того, он применял гипсовую повязку, позволявшую сохранить конечности огромному числу раненых. Боткин, находясь все время рядом, учился у самого прогрессивного медика-соотечественника и впитывал нововведения, как губка.

Благодаря своей экспериментальной лаборатории при клинике внутренних болезней Боткин смог использовать исследования для постановки диагноза и лечения пациентов. Он ввел обязательное измерение температуры тела термометром, метод прослушивания больного (аускультация) и простукивания (перкуссия), физический осмотр, сбор сведений об образе жизни пациента и анамнезе. Так он получал полное видение болезни и ставил точный диагноз. Он неустанно учил студентов диагностике при помощи этих методов, которые затем стали неотъемлемой частью русской клиницистики.

Интересно, что место профессора клиники внутренних болезней досталось Боткину не так просто. Пришлось преодолеть ожесточенные дебаты, на которых с одной стороны были поклонники западных врачей, пригласившие на эту должность немецкого профессора, а с другой – студенты Боткина, негодовавшие против несправедливости и ратовавшие за своего учителя как за прогрессивную молодую силу русской медицины. Теоретические работы Боткина и его имя были уже известны в то время в профессиональных кругах, и ему предложили место профессора и заведующего клиникой.

Как любую яркую личность с новаторским подходом, Боткина сразу невзлюбили завистливые коллеги, не упускавшие случая раздуть слух об ошибке или оклеветать врача. Надо отметить, что Боткин был настоящим асом диагностики. Его ухо было настолько натренировано слушать внутренние органы через плессиметр (прибор для врачебного прослушивания пациента), что никакие нарушения не могли ускользнуть от его внимания. Однажды завистникам представился случай обвинить именитого врача в шарлатанстве. Одному больному Боткин поставил диагноз «тромбоз воротной вены». Такой диагноз не оставлял надежд, и больной должен был скоро покинуть бренный мир. Однако, он прожил целых шесть недель, что дало врагам повод усомниться в диагнозе. Вскрытие после смерти больного показало абсолютную верность диагноза, и злопыхатели были посрамлены. Это был звездный час великого ученого, ему посыпались выгодные предложения, и отбоя от богатых пациентов не было.

В 1872 году Боткину выпала честь лечить недомогавшую Екатерину II. Избавив её от слабости, он продлил её здоровье на долгие годы, стал царским медиком и просто желанным гостем при дворе.

Одной из главных заслуг С. П. Боткина как ученого было выдвижение новой теории медицины. Произошло это практически одновременно с появлением новой теории в Германии, где её автором был профессор Вирхов, под чьим началом учились лучшие из русских врачей. Новая теория Боткина состояла в том, что в основе всякой жизнедеятельности лежат рефлексы. Тогда как Вирхов, выдвигая свою теорию, говорил о начале всего благодаря клетке. Обе эти теории, независимо друг от друга, противопоставлялись гуморальной, или витальной, медицине, основанной на теории жизненного духа, лежащего в основе всякого явления. Эта теория непоколебимо господствовала в медицине на протяжении многих веков. Благодаря появлению двух новых теорий медицины, зародились два направления – анатомическое, по Вирхову, и физиологическое, по Боткину.

Основополагающий взгляд Боткина на организм состоял в его неразрывной взаимосвязи с окружающим миром. Приспособляясь к среде, организм меняет в себе обмен веществ и формирует новые свойства. Эти новые характеристики организма передаются по наследству и обуславливают выживание в меняющейся среде. Происхождение болезни Боткин видел в неспособности организма реагировать на внешнюю среду или качества, переданные предыдущими поколениями.

Несостоятельность клеточной теории Вирхова Боткин видел в ограниченной функциональности: болезнь, по Вирхову, вызывается переносом болезнетворных микроорганизмов с одной клетки на другую или, во втором варианте, вместе с кровью или лимфой. Боткину казалась ограниченной теория об организме, как «стране», состоящей из клеток, он противопоставлял ей учение об организме, как о едином целом, управляемым нервной системой. В связи с этим Боткин огромное внимание уделял изучению различных участков головного мозга. Опытным путем он открыл центры потоотделения, кроветворения, и образования лимфы. Таким образом он пришел к выводу, что лечение болезни состоит в избирательном воздействии на каждый из нервных центров, отвечающий за тот или иной процесс или орган. К сожалению, довести до конца доказательства и исследования в пользу своей теории ему не удалось. Однако, основное положение своей теории ему удалось доказать: единство организма, как целого, неврологические и физиологические связи между органами и системами организма, лечение не болезни, а больного.

Среди исключительных открытий С. П. Боткина большая часть принадлежит диагностике и этиологии болезней. Так, он открыл и доказал инфекционный характер катаральной (теперь болезнь Боткина, вирусный гепатит А) и геморрагической желтухи (желтуха Боткина-Вейля), разработал диагностику и клинические проявления «блуждающей» почки. Боткин успешно боролся с распространением эпидемий, ему было поручено уменьшить смертность и улучшить санитарные условия в России, в связи с чем он взялся было реорганизовать российское здравоохранение, но никаких ресурсов ему выделено не было.

Выдающийся русский ученый и врач, Сергей Петрович Боткин скончался в 1889 году во Франции. Двое из его 12-ти детей пошли по стопам отца. Евгений, служивший лейб-медиком при царской семье Романовых, последовал за ними в изгнание, где был расстрелян, отказавшись покинуть опальную семью. Позже был причислен к лику святых.

Источник: http://medgel.ru/article//